Военная медицина: от подкупа до шантажа

''2000.ua''

https://www.2000.ua/v-nomere/derzhava/ekspertiza/voennaja-medicina-ot-podkupa-do-shantazha.htm?fbclid=IwAR2UGt2tr3YpGdt30L-Xu01w8ALjcOesrpzQl_fBRywAOP_FUUDQnz7zH7I

Армия постепенно избавляется от старой схемы госзакупок, когда чиновники и фирмачи, сговорившись, получали от выполнения определенных работ, закупок товаров и услуг, часто имевших безосновательно завышенную стоимость, свою выгоду. Яркий пример тому — медицинские закупки.

Игорь Хоменко: «Как бы ни давили участники рынка, мы все равно будем сторонниками честных торгов без кулуарных договоренностей»

Новое руководство Главного военно-медицинского управления решило проводить процедуры публичных закупок исключительно после предварительного мониторинга рынка производителей медоборудования. Основная идея — сделать цены честными, избавив их от наслоений откатов, а сами закупки — от искусственного лоббирования производителями. Некоторые участники рынка восприняли этот подход как угрозу своим интересам. Они оказывались в потенциально проигрышной позиции на конкурентном поле, где их победа без прежних гарантий становилась более чем сомнительной. Минобороны сознательно пошло на слом так называемых «согласованных» закупок для военной медицины, ибо ситуация здесь возникла просто вопиющая.

— Не знаю, почему до сих пор этого не делали, но мы, пообщавшись с производителями, а не с дистрибьюторами или посредниками, выяснили, что можем осуществлять медицинские закупки на 30% дешевле, чем раньше, — рассказывает глава Главного военно-медицинского управления, начальник медслужбы ВСУ полковник медицинской службы Игорь Хоменко, назначенный на должность в марте прошлого года. Тендерные процедуры стартовали значительно раньше его назначения. Он сначала изучил ситуацию, а потом начал предпринимать меры, чтобы сломать способ зарабатывания на закупках и снизить цены до уровня справедливых. — Могу рассказать, как у нас в медицине было раньше. К примеру, медучреждение планирует приобрести компьютерный томограф, УЗИ-аппарат или иное оборудование. Есть фирмы, завозящие их в Украину, и есть площадка электронных торгов, где происходят госзакупки.

Мы выяснили, что некоторые медицинские учреждения, пользуясь старыми схемами, выписывали технические требования к оборудованию, что конкурс безальтернативно выигрывал один производитель, под которого и подстраивали закупку. К примеру, одно из ООО давно занималось поставками нам медоборудования. Как выяснила наша команда, по существенно завышенным ценам. Так, в 2016-м предприятие поставило компьютерный томограф Optima 520 производства корпорации General Electric за 12,5 млн. грн., а в прошлом году решило продать такой же аппарат одному из наших клинических центров уже за 15,5 млн.

Предприятию предложили принять участие в конкурентной торговле, но они выбрали путь подкупа и шантажа. Сначала попытались дать «гонорар» — 3 млн. грн., чтобы помешать установлению новой справедливой цены, а потом настойчиво просили вернуться к цене 2016 г. Это типичный образец видимости конкурентных поставок и формальной работы тендерной комиссии медучреждения, которая фактически играла в одни ворота.

Члены комиссии в основном были статистами, выполняя в этой игре отведенную роль. Ведь когда мы попытались снять дискриминационные параметры медико-технических требований, делавшие невозможной победу любого другого участника, это вызвало яростное сопротивление чиновников медслужбы, которым помогал разноголосый хор карманных волонтеров.

Забегая вперед, хочу отметить, что за эти более полугода в Главном военно-медицинском управлении были сняты с должностей несколько руководителей, в том числе начальник управления, отвечающий за закупки. Многих начальников из сферы военной медицины отправили в район проведения ООС. Что касается поставщиков, то с ними, как я уже говорил, разрывались договора и организовывались новые процедуры торгов. Это был для них тяжелый удар, ведь прошлые закупки формально провели законно по процедуре. В результате в выигрыше оказались их конкуренты, а ценнобразование было реально пересмотрено — без дистрибьюторов, напрямую. Кроме завышенной цены на такую продукцию, имеем горький опыт ее эксплуатации. Два таких же аппарата, не проработав и двух лет, остановились в Виннице и в Национальном военно-медицинском клиническом центре. Нуждалась в замене одна деталь — трубка стоимостью примерно 800 тыс. грн. Оказалось, что этот аппарат произведен в КНР, а в наших больницах такие трубки, даже старого выпуска, работают по 8–10 и более лет! Т. е. детали эти сломались, не исчерпав технического ресурса, за который было заплачено.

Мы начали переговоры с другими производителями. И обнаружили, что справедливая цена томографа такого класса находится в диапазоне 8,5–9,5 млн. грн. Представляете, сколько зарабатывали дистрибьютор и те, кто способствовал им в победе на торгах?

Когда разобрались в ситуации, я сказал, что таких историй у нас не будет. Все потенциальные поставщики идут на прозрачный и честный конкурс. И тут началось! Мне заявили, что иду против системы, которую невозможно побороть, и намерен сломать налаженный годами бизнес.

—Удалось закупить томограф по справедливой цене?

— Несмотря на сопротивление и сговор представителей некоторых производителей, мы провели полноценный аукцион, где победил представитель фирмы Toshiba. Цена их томографа составила 9,45 млн. грн. Теперь сравните с почти 16 млн., которые от Минобороны хотели получить «старые» игроки.

И это не единичный случай. В прошлом году Киевский госпиталь пытался приобрести через торги лапароскопическую стойку Karl Storz на 57 элементов за 4,5 млн. грн. Мы вмешались и заблокировали закупку из-за нарушений в проведении торгов. Удалось сэкономить 1,6 млн. грн., поскольку впоследствии такую же стойку мы закупили за 2,89 млн. грн. Добрую услугу оказал нам тот же немецкий производитель, предложив снижение цены.

Более того, мы обращались в головные офисы других фирм и получали эксклюзивные сниженные цены на медоборудование для ВСУ. К примеру, американский производитель оборудования микрохирургии глаза Alcon снизил цену на современный операционный микроскоп вместе с дополнительными опциями, такими, как системы определения параметров глаз для хирургии катаракты и 3D-визуализации.

Достигнутое взаимопонимание с Karl Storz позволило определить оптимальную конфигурацию комплекта оборудования ультразвуковой литотрипсии и перкутанной нефроскопии за 3 млн. грн., когда аналогичный комплект другого производителя стоил более 5 млн. грн. Примечательно, что на партнеров давили конкуренты, утратившие прежний контроль над сегментами медицинских поставок для ВСУ. Еще в начале этой истории лапароскопическую стойку на 72 единицы нам предлагали за 6,2 млн., уверяя в эксклюзивной цене «специально для нас». В конце концов ее удалось купить за 4,4 млн. И такие «эксклюзивные» предложения успешно пропускала система электронных публичных торгов.

Как бы ни давили участники рынка, мы все равно будем сторонниками честных торгов без кулуарных договоренностей. Не имею ничего против производителей. Есть претензии к тем людям, которые находятся в Украине и стремятся заработать на такой перекупке не 5 или 10%, а 40% и более. Но сам производитель от этого не получит больше. Возникает вопрос: куда эти деньги деваются, в какие карманы? Если бы мы купили оборудование за 4,5 млн., а не за 2,9, как нам удалось, куда осели бы 1,6 млн. и среди скольких участников его поделили бы? Это чувствительный и важный пример тем, кто говорит, что в Украине нельзя что-то изменить. Если захотеть, создать команду и соответствующую рабочую атмосферу, все возможно.

Из выделенных госбюджетом 96 млн. грн. на закупку медоборудования мы сэкономили 24 млн., за которые приобрели дополнительное оснащение для госпиталей. Это рентген-аппараты, урологическое оборудование и т. п. Если бы мы пошли на поводу у этих, с позволения сказать, «дерибанщиков», то ВСУ реально получили бы оборудования менее чем на 72 млн. грн. Такая наша практика повлекла изменения во все медицинские закупки в государстве. Ведь мы купили четыре стойки, а гражданская система здравоохранения должна их приобрести около 40 единиц, мы купили один томограф, а они — 10. Представьте, какие сверхприбыли буквально из воздуха могли попасть в карман дельцов!

— Что дальше, это начало изменений в медзакупках?

— В этом году возьмемся за медицинские препараты, там тоже ситуация может быть подобной. Планирую разобраться со всеми поставками и комиссиями, причастными к ним. Нужно избавиться от «решал» в их составе и завести профессионалов, болеющих за дело.

Таблетки, на первый взгляд, являются какими-то мелочами в теме закупок. Вот мы разбирались, почему так случилось, что в 2017-м и начале 2018-го общевойсковые индивидуальные аптечки закупали по 1700 грн. за единицу, а в 2018-м с «учетом инфляции» нам предлагали их по почти 2000 грн. И тогда компоненты аптечки мы отдельно отмониторили. К примеру, китайский воздуховод реально стоит 50 грн., а в аптечку их почему-то закладывали уже по 200 за штуку, тогда как значительно лучший американский можно найти за 160. Это издевательство. Так удалось уменьшить стоимость аптечки до 1500 грн.

Но попытка Минобороны централизованно их закупить по такой цене встретила яростное сопротивление. К кампании давления даже привлекли общественную антикоррупционную организацию Transparency International Украина. В своем обращении она обвинила нас в ряде нарушений и дискриминации участников рынка. Мы встретились с представителями организации, аргументированно объяснив беспочвенность обвинений. Разобравшись, они сняли претензии. Так вот, за счет сэкономленных средств мы дополнительно приобрели 4 тыс. аптечек для боевых бригад.

В конце концов впервые за годы независимости нам удалось добиться почти 100%-ного обеспечения боевых бригад медикаментами. В прошлом году создали тридцатитысячный резерв аптечек. Такого еще не было.

Вопрос с аптечками возник на фоне децентрализации средств, проведенной весной 2018-го. Все госпитали тогда получили финансовый ресурс на закупки. Но некоторые чиновники решили провести их по прежней схеме. Т. е. учитывая и свой интерес. Вот и выросла закупочная цена на аптечки. Но мы ратуем вовсе не за такую «децентрализацию» и вынужденно вмешались.

Знаю, что зацепил лишь часть комплекса проблем. Благодаря контролю и порядочности в медицинских закупках можно навести порядок и предотвращать злоупотребления. Мне легко так говорить, ибо я никому ничего не носил и не собираюсь этого делать. К сожалению, не все в нашей системе могут так же честно ответить.

Главное, что я чувствую поддержку министра обороны и большинства военных медиков. Конечно, еще много устаревшего оборудования, пытаемся его обновлять. Мы собираем из регионов информацию о первоочередности замены того или иного оборудования, но катастрофически не хватает денег. Бюджет на 2019-й такой же, как и в прошлом году, а цены, как ни крути, растут. К примеру, формируем очередной мобильный госпиталь, для него тоже нужно финансирование. Надеюсь, нам удастся распорядиться предоставленным ресурсом так же эффективно и рационально, как и в прошлом году.

Автор

Геннадий КАРПЮК


03 березня 2019, 10:50 | ID: 47830 |


Переглядів: 201 //